СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ»

И СПЕКТАКЛЬ Огромного ТЕАТРА КУКОЛ

«БАШЛАЧЁВ. ЧЕЛОВЕК ПОЮЩИЙ»

Инструкция: В статье на примере спектаклей «Владимир Высоцкий» и «Башлачёв. Человек поющий» рассмотрены разные виды взаимодействия театра и авторской песни и рок-поэзии, помогающие лучше осознать и заного интерпретировать художественные системы обозначенных поэтов.

Ключевики: Высоцкий, Башлачёв, театр, драма, лирика, рок.

Сведения СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» об создателе: Ярко Александра Николаевна, кандидат филологических наук.

Место работы: филиал МГУ им.М. В. Ломоносова в г. Севастополе.

Должность: старший педагог кафедры российского языка и литературы.

Контакты: 99038, г. Севастополь, ул. А. Кесаева 5/2, кв. 33; mysunok@gmail.com.

A. N. YARKO

Sevastopol

CONCERNING INTERACTION OF THE ROCK AND ROLL AND THE THEATER: TAGANKA СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» THEATRE’S SPECTACLE «VLADIMIR VYSOTSKY» AND BIG PUPPET THEATER’S SPECTACLE «BASHLACHEV. THE SINGING MAN».

Abstract:In the article by the example of spectacles «Vladimir Vysotsky» and «Bashlachev. The singing man» the author observed different types of interaction between theater, bards and rock and roll poetry, which contribute СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» to understand better and newly interpret artistic systems of mentioned authors.

Key words: Vysotsky, Bashlachev, theater, drama, lyric poerty, rock and roll.

About the author: Yarko Alexandra Nikolayevna, Candidate of Philology.

Place of employment: MSU branch in Sevastopol.

Post: Senior Lecturer of the Department of the Russian Language and СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» Literature.

Неосинкретизм посткреативистской парадигмы художественности заключается, в числе остального, в размывании границ меж видами искусства, начавшемся на рубеже XIX‑XX вв. В числе остального эта тенденция проявляется в соединении литературы и театра, поточнее – лирики и театра, начавшемся с Серебряного века и в самых различных формах продолжающемся до настоящего времени СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ».

Вопрос «рок и театр», как представляется, заслуживает отдельного подробного рассмотрения: от разных степеней актуализации перформативного субтекста до постановки спектаклей по творчеству рок-поэтов. Последней дилемме и посвящена реальная статья.

17 февраля 2011 г., в годовщину смерти Александра Башлачёва, свершилась премьера спектакля Огромного Театра Кукол «Башлачёв. Человек поющий». Но до того как гласить об этом СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» спектакле, обратимся к спектаклю, поставленному на 30 лет ранее по творчеству очень близкого к Башлачёву создателя – Владимира Высоцкого.

25 июля 1981 г., в годовщину погибели Владимира Высоцкого, свершилась премьера спектакля Театра на Таганке «Владимир Высоцкий». Спектакль был запрещён, но труппа Театра на Таганке раз в год демонстрировала его, пока Юрий СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» Любимов не был лишён русского гражданства. На данный момент спектакль восстановлен в репертуаре театра, он соединяет тех, кто играл на одной сцене с Высоцким, и «молодое поколение, воспитанное на его поэзии» [6]. Специфичность же спектакля 1981 г. заключалась конкретно в том, что все его участники были сотрудниками и друзьями Высоцкого. Записи СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» спектакля не сохранилось, судить о нём мы можем по записи репетиции. На сегодня более доступной формой функционирования спектакля является кинофильм, снятый компанией «НТВ» в 1995 г. и содержащий куски репетиций, документы по следствию по этому спектаклю и куски бесед Юрия Любимова с труппой Театра на Таганке.

Работа над спектаклем шла сходу СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» после погибели Высоцкого. В задачку создателей, в числе остального, входило открыть зрителю неведомого Высоцкого: Высоцкого-Поэта и Высоцкого-диссидента.

Поэтическая составляющая многогранного творчества Высоцкого актуализирована не только лишь чтением неведомых зрителю 80-х гг. стихов, да и чтением вербальных субтекстов (а не синтетическим исполнением) неких песен – «Дурацкий сон, как кистенём…», «Белый СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» вальс» и т.д.

Высоцкий при жизни был фигурой не запрещённой и не разрешённой. «Утреннюю гимнастику» и «Место встречи поменять нельзя» знали все, «Мой Гамлет» и блатные песни – единицы. По концепции спектакля, Высоцкий умер в числе остального и поэтому, что был затравлен. Так, раскрывается спектакль стихотворением «Я СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» бодрствую, но вещий сон мне снится…» − стихотворением, выполняющим обе отмеченные задачки: открывающим реципиенту неведомое стихотворение Высоцкого о неведомой же стороне его жизни: недовольстве им властями и бессчетных причинах этого недовольства.

Один из более увлекательных моментов спектакля, воплощающих эту идея, – куски из знаменитого спектакля «Гамлет»: актёры играют куски из пьесы Шекспира, которые СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ», будучи вставлены в спектакль «Владимир Высоцкий», воспринимаются как относящиеся к одному из самых узнаваемых и наилучших исполнителей этой роли, к примеру:

Он очень жарко любим народом.

Стихию эту лучше не дразнить,

Не то поднявшийся ответный ветер

Вернёт нам стрелы остриём вспять.

Нет спора:

Безумье сильных просит надзора.

Пора СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» забить в колодки этот кошмар, прогуливающий на воле.

Он очень дерзко шутит.

Его выручили, встав меж ним и суровым гневом.

Ту же функцию делают и куски из пьесы Тома Стоппарда «Розенкранц и Гильдестерн мертвы», вызвавшие недовольство русского управления, – Стоппард высказался против ввода войск в Чехословакию, тем усилив и без того антисоветское СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» звучание спектакля. Во куске, включённом в спектакль, могильщик ведает Горацио о том, что «безумный Гамлет, в прошедший год убив отца, сейчас прирезал сходу 2-ух: бедолагу Клавдия и мать». Экстраполированный на фигуру Высоцкого кусок актуализирует делему слухов вокруг поэта, не утихающих и до настоящего времени.

Циклический в СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» спектакле рефрен из песни Высоцкого «Страшно, аж жуть» делает шуточную фразу по поводу нечисти из прошедшего относящейся к ситуации, в какой обязан был жить Высоцкий и в какой жили создатели и реципиенты спектакля. Но в кинофильм о репетиции включён кусок, в каком Юрий Любимов корректирует чтение Вениамином Смеховым стихотворения «Дурацкий сон, как СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» кистенём…», размышляя об страхе человека, испугавшегося своей боязливости, открывшейся ему во сне, не предполагаемой им в самом для себя ранее. «Вот что жутко! – гласит Любимов, – аж жуть!» В схожем, расширенном контексте фраза интерпретируется как амбивалентный ужас: ужас не только лишь того, что могут вынудить «петь в унисон СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ»», да и того, что ты можешь согласиться; ужас не только лишь мира вокруг нас, оказывающегося страшнее нечисти из песни, да и себя, который может перед этим миром спасовать.

Драматургический потенциал творчества Высоцкого не только лишь очень высок, да и очень разнообразен: от ролевой лирики до песен-диалогов. Творчество поэта СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» провоцирует режиссёра, решившего поставить спектакль по его творчеству, на внедрение бессчетных масок Высоцкого, постановку сценок и т.д. Но спектакль построен по другому: как попеременное чтение стихов и выполнение песен. Таким макаром, если Высоцкий привносил драматургический элемент в лирику, то Любимов в драматургию привносит элемент лирики, рода литературы, в каком СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» создатель «остаётся сам собою, не изменяя собственного лица» [1, с. 150]. Включая в спектакль глас самого Высоцкого, также куски из его интервью, Любимов, на самом деле, сформировывает лирического героя Высоцкого, другими словами «образ, преднамеренно отсылающий к внелитературной жизни поэта», «не образ-характер, а образ-личность» [5, с. 114]. Нельзя сказать, чтоб ролевая лирика не СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» была совершенно включена в спектакль, но для спектакля по творчеству поэта настолько высочайшего драматургического потенциала её количество очевидно не велико. Из всей ролевой лирики в спектакль включена только блатная, что, как представляется, тоже вызвано тем, что конкретно этот пласт творчества Высоцкого был укрыт от реципиента.

В рецепции СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» Высоцкий-поэт практически неотделим от Высоцкого-актёра. Так, к примеру, в триптих «Слыша Высоцкого» Александр Башлачёв вставляет не только лишь цитаты из песен, да и отсылки всё к тому же «Гамлету» − «Быть не быть – в чём вопрос, если быть не могло по-другому?» − и кинофильму «Место встречи поменять нельзя» − «И снова СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» молоко по груди, по губам… И нельзя поменять место встречи». В спектакль Театра на Таганке включены не только лишь куски из «Гамлета», да и аллюзия к спектаклю «Вишнёвый сад», в каком Высоцкий играл Лопахина: Алла Демидова, игравшая в этом спектакле Раневскую, с белоснежным зонтом в руке на вопрос «Ваш СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» возлюбленный цветок» отвечает за Высоцкого: «Ветка расцветающей вишни». Синематографическая деятельность Высоцкого представлена в спектакле песней «Живу я в наилучшем из миров...», написанной для кинофильма «Вооружён и небезопасен. Время и герои Франсиса Брет Гарта», но не вошедшей в него (в 2002 г. Игорь Масленников включил песню в кинофильм СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» «Письма к Эльзе»).

Всё же это совместно – поэзия Высоцкого, его роли, его интервью, биографические отсылки, мемуары Валерия Золотухина о написании «Баньки по-белому» − делают специфичный, неосинкретический тип лирического героя. Если лирический герой соединяет факты биографии создателя с элементами его поэзии, то в контексте неосинкретизма лирический герой соединяет внутри себя СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» не только лишь всех трёх создателей – биографического, автора-творца и субъекта речи, – да и деятельность создателя в смежных областях, в этом случае – театре и кино. Этому синкретическому лирическому герою и посвящён спектакль «Владимир Высоцкий», акцент в каком но же изготовлен на поэзии Высоцкого.

Если спектакль «Владимир Высоцкий» соединяет воединыжды внутри СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» себя Высоцкого-поэта, Высоцкого-актёра и биографического Высоцкого, то спектакль «Башлачёв. Человек поющий» изображает каждую из песен Башлачёва непохожей на другие. В отличие от спектакля «Владимир Высоцкий», спектакль «Башлачёв. Человек поющий» был поставлен спустя 20 три года после смерти поэта не его друзьями, а людьми последующего поколения, и посвящён спектакль СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» не создателю, не большему герою, а его творчеству. Если в спектакле о Высоцком глас певца звучит повсевременно, Высоцкий как будто находится на сцене с теми, с кем столько лет вкупе играл, помогает им открыть для зрителя неведомого Высоцкого, высказывая себя, но себя такового, каким лицезреет его коллектив Театра на Таганке, то СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» в спектакле по Башлачёву Башлачёва нет – есть его песни в интерпретациях коллектива Огромного Театра Кукол. Появляющийся в «Песенке на лесенке» глас Башлачёва – приём, часть художественной системы, но никак не создатель, чей глас довлеет в спектакле.

Если спектакль «Владимир Высоцкий» рассчитан на то, чтоб открыть реципиенту ту СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» сторону Высоцкого, которой он не знает, то со спектаклем по Башлачёву ситуация совершенно другая. При полной легальности, сейчас творчество Александра Башлачёва не понятно широкому слушателю в силу собственной трудности, необычности, – словом, элитарности. Творчество Башлачёва непонятно широкой аудитории, но обширно понятно в узеньком кругу. Для зрителя, не знакомого с творчеством Башлачёва, спектакль открывает СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» необыкновенную художественную систему, главной чертой которой является обилие и высочайший драматургический потенциал. Зритель, знакомый с творчеством Башлачёва, лицезреет одну из бессчетных интерпретаций его творчества – не обратную классической, а одну из многих. Интерпретация творчества Башлачёва Огромным Театром Кукол гласит не «Башлачёв может быть и таким», а «Башлачёв неистощим. Вот СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» Вам одна из вероятных интерпретаций. А сейчас представьте, сколько ещё вариантов…» Показательным тут является и минус-приём: спектакль по Башлачёву, включивший в себя практически половину всех его песен, поставлен без «Времени колокольчиков», самой пользующейся популярностью песни Башлачёва, что позволяет создателям уйти от распространённой интерпретации творчества Башлачёва, построенной на штампах «Эх СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ», Наша родина, стакан-запрягай»[37]. В спектакле «Владимир Высоцкий» тоже фактически нет узнаваемых песен Высоцкого (разве что музыкальный субтекст «Если друг оказался вдруг…»), но в конце спектакля звучат две из самых узнаваемых песен Высоцкого: «Вдоль обрыва по-над пропастью…» и «Рвусь из сил и из всех сухожилий…», − которые сейчас реципиентом СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ», открывшим себе нового, неведомого ему Высоцкого, затравленного Поэта, будут восприняты совершенно по-другому.

Спектакль «Башлачёв. Человек поющий» − набор не связанных, на 1-ый взор, меж собой сценок. В этом спектакле драматизация лирики происходит тоже не совершенно ожидаемым образом: кроме «Слёта-симпозиума» либо «Грибоедовского вальса», «Хозяйки» либо «Верки СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ», Надьки и Любки», как будто предназначенных для того, чтоб быть поставленными, драматургический элемент привносится в, казалось бы, чистую лирику – «Все от винта» либо «Петербургскую свадьбу». Инсценируется «Ванюша», но совершенно не в той степени, в какой это позволяет вербальный субтекст. Драматизируется, на 1-ый взор, практически «безличная» «Не позволяй душе лениться». Для СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» роли в «Трагикомическом романе» привлекается «зритель из зала», что, актуализируя смешной элемент песни, автоматом актуализирует и катастрофический.

Драматургический элемент поэзии Башлачёва актуализирован в числе остального тем, что сначала спектакля, в сильной позиции, помещена песня «Чёрный дым», которая драматизирована по сопоставлению не только лишь со звучащими вариациями, в каких Башлачёв СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» не делил интонационно субъектов речи, да и по сопоставлению с печатными вариациями [2, с. 11−12; 3, с. 90−92; 4, с. 29−31]: количество субъектов речи в песне увеличено, черти воплощены в виде подобия опьяненной кабацкой толпы, отсутствующей в «Ванюше», в какой она, казалось бы, ожидаема.

В обоих спектаклях некие песни исполняют актрисы, другими словами лирический СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» субъект становится субъектом дамского пола. Более увлекательна тут песня «Музыкант». При мужском выполнении лирический субъект песни – сотрудник большего героя, увидевший в плохом музыканте, спивавшемся у всех на очах, − того, кто ночами слышит Музыку. При женском выполнении в восхищение музыкантом добавляется любовный элемент. Актриса, исполняющая песню «Музыкант», участвует как «Настенька» в СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» инсценировке автобиографической «Песенки на лесенке», где партию «Сашеньки» исполняет глас Башлачёва. При прочтении этих песен в системе героем песни «Музыкант» оказывается сам Башлачёв.

Как лицезреем, в спектакле употребляется увлекательный приём циклизации за счёт выполнения неких песен одним и этим же актёром. Так можно соединить «Музыканта» и «Песенку на СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» лесенке», «Ванюшу» и «Чёрный дым». Вобщем, начать нужно со типичного цикла, которым при таком подходе является весь спектакль: вроде бы ни были многообразны исполняемые песни и их интерпретации, воплощают их одни и те же актёры, соединяющиеся в различный, но единый хор в «Имени имён» и «Всё будет хорошо». В итоге СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» пред нами цикл не самых фаворитных песен Башлачёва в очень необыкновенных интерпретациях с единым создателем, и всё это вкупе и есть – «Башлачёв. Человек поющий».

В своеобразную дилогию соединяются воединыжды песни «Как ветра осенние…» и «Когда мы вдвоём…» за счёт выполнения вереницей в виде чтения вербальных субтекстов, похожих костюмов актёров и СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» напряжённой интонации (во 2-м случае актуализированной натянутыми цепями, которые актёр в процессе чтения тянет на себя) произведений, в первичном выполнении звучащих очень расслабленно.

Песня «Хозяйка» попадает в две различных дилогии, сделанные вышеприведёнными методами циклизации: контекстом и исполнением одним актёром. Исполняемая сходу после инсценированной «Королевы бутербродов», близкая ей по теме, песня СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» тоже, казалось бы, подразумевает инсценировку, но исполняется одним актёром «Хозяйка» оказывается интерпретирована не как произошедшее событие, как мечты о визите к соседке-вдове того, кому тяжело одному, когда неприятели сожгли родную хату, чьё одиночество актуализировано тем, что словестно «дай я тебя покрепче обниму и стану отпрыском, супругом, сватом СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ», братом…» он обымает гармонь. Актуализирует тему одиночества и песня «В чистом поле…», исполняемая этим же актёром и в идентичной обстановке – в одиночестве за очень длинноватым пустым столом. В контексте же с только-только исполненной «Королевой бутербродов» песня «Хозяйка» представляет другой, пусть и оставшийся в мечтах, финал предшествующей песни СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ»: он мог бы стать тем, кто остался с Царицой Бутербродов до утра, «ведь человеку тяжело одному, когда неприятели сожгли родную хату».

Отдельного рассмотрения заслуживает безупречный реципиент спектаклей. Спектакль «Башлачёв. Человек поющий», как представляется, рассчитан на зрителя, знакомого с творчеством Башлачёва так, чтоб не познакомиться с ним, а узреть его новейшую интерпретацию СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ». Труднее дело обстоит со спектаклем «Владимир Высоцкий». Спектакль 1981 г. был посвящён только-только ушедшему поэту и актёру, тому, кто совершенно не так давно играл на этой же сцене с теми, кто сейчас гласит о нём его словами. Совместно с тем спектакль открывал неведомого Высоцкого – Высоцкого-Поэта: большая часть стихов СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ», прочитанных на сцене, не была известна зрителю. По-другому смотрится современный спектакль «Владимир Высоцкий», к примеру, спектакль 2000 г. Не будем останавливаться на кардинальных конфигурациях, занесённых в спектакль (возникновение кукол, изображающих Высоцкого и Влади, пародии на Брежнева, Горбачёва, Ельцина и Путина), разглядим спектакль как сохранивший те моменты, которые СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» были сделаны Любимовым и труппой театра в 1981 г, но перенёсший их на другого зрителя. Нынешний зритель знаком и с поэзией Высоцкого, и с его «блатным» творчеством (если в 1981 г. активное внедрение блатной лирики Высоцкого разъяснялось её неизвестностью публике, то нынешнее включение в спектакль этих песен делает перекос в СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» эту сторону творчества Высоцкого полностью неоправданным, а буффонадная инсценировка этих песен актуализирует и без того сильный карнавально-площадной элемент современного варианта спектакля). Творчество Высоцкого на сегодня, как представляется, уже получило статус сразу и традиционного, и очень различного, многоаспектного: идеей о том, что Высоцкий поглубже и многограннее, чем может показаться на 1-ый СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» взор, сейчас никого не удивишь. Современный зритель идёт в Театр на Таганке не за открытием Высоцкого, а за одной из бессчетных (в ситуации множества перепевок Высоцкого) его интерпретаций, в данной ситуации оказывающейся (если судить по спектаклю 2000 г.), быстрее, примитивно смешной, ежели литературоцентричной, как это было в 1981 г.

Итак, если спектакль СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» «Владимир Высоцкий» представляет нам таганковский вариант лирического героя Владимира Высоцкого – затравленного Поэта, другими словами унифицирует многогранное творчество Высоцкого, создавая единый образ, то спектакль «Башлачёв. Человек поющий» представляет творчество Башлачёва максимально разрозненным, как будто игнорируя те общие особенности неких песен, которые могли бы соединять воединыжды их по тому либо иному СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» принципу. Разность рассмотренных спектаклей гласит о способностях, предоставляемых синтезом театра и рока, синтезом, который помогает раскрыть новые стороны, казалось бы, отлично знакомых и даже отлично изученных явлений, внутренний потенциал которых оказывается существенно более различным, чем даже при разработке каверов и трибьютов. В заключение скажем, что на 25 января 2015 г. намечена СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» премьера спектакля Огромного Театра Кукол по творчеству Владимира Высоцкого. В возникновении и большенном успехе схожих спектаклей видится не только лишь и не столько актуальность творчества рассматриваемых поэтов, сколько их незавершённость: художественные системы Высоцкого и Башлачёва продолжают порождать не только лишь новые интерпретации, не только лишь новые варианты, да и СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ» новые художественные системы, в качестве примера которых можно рассматривать предполагаемую трилогию спектаклей Руслана Кудашова по творчеству Башлачёва, Высоцкого и Бродского.

Литература

1. Аристотель. Риторика. Поэтика [Текст] / Аристотель – М.: Издательство «Лабиринт», 2000. ‑ 224 с.

2. Башлачёв А. Стихи. [Текст] / А.Н. Башлачёв ‑ СПб.: При содействии издательства АО «Х.Б.Г.», 1997. – 170 с.

3. Александр Башлачёв СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ»: человек поющий. [Текст] / А. Н. Башлачёв ‑ СПб: Издательство «Амфора», 2010. ‑ 440 с.

4. Александр Башлачёв: стихи, фонография, библиография [Текст] / А.Н. Башлачёв ‑ Тверь, 2001. ‑ 222 с.

5. Бройтман С. Н. Лирический герой [Текст] / С. Н. Бройтман // Поэтика: Словарь животрепещущих определений и понятий. ‑ М.: Intrada – Издательство Кулагиной, 2008. ‑ 360 с.

6. Спектакли. Владимир Высоцкий [Электронный ресурс] / Театр на Таганке: официальный веб СПЕКТАКЛЬ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ «ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ»-сайт. – Режим доступа: http://taganka.theatre.ru­/performance/vysotskiy/ (дата воззвания: 15.02.2013).


УДК 821.161.1-192(Башлачев А.)

ББК Ш33(2Рос=Рус)-8,445

Код ВАК 10.02.01

ГРНТИ: 16.21.43

А. И. БОЙКОВ[38]

Ярославль

ПРИЛОЖЕНИЕ КАК ПРИЗНАК


specifika-obrazovatelnoj-sredi-doshkolnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya.html
specifika-organizacii-telefonnogo-obsheniya.html
specifika-pejzazha-v-rannej-lirike-m-i-cvetaevoj-1908-1912-sborniki-vechernij-albom-i-volshebnij-fonar.html